Реферат на тему: Групповая идеология как основа социально-психологического тренинга

Реферат на тему: Групповая идеология как основа социально-психологического тренинга

Групповая структура.

Групповая динамика.

Лидерство.

Кьел Рудестам о групповом процессе.

Групповая культура и нормы.

 

Кьел Рудестам о вопросах этики.

Уже на самых ранних этапах развития человеческого общества люди собирались в группы, чтобы обеспечивать свое выживание и развитие. В первобытных племенах совместными ритуальными действиями и плясками отмечались важные события и сопровождались культовые обряды; многие древнегреческие мыслители, в том числе великий Сократ, прибегали к групповой форме философствования, чтобы проверить свои идеи о природе Вселенной и человеческого рода; средневековые монахи объединялись в религиозные ордена, дабы очищать душу и постигать Божественную сущность. Эти ранние формы объединения уже содержали в себе зачатки наблюдающихся в современной психологии тенденций к работе с группами. Однако при всем том, что тяготение к различного рода группам было свойственно людям на протяжении всей истории человечества, связь древних подходов с современными методами сознательного использования групп, имеющими задачей целенаправленное воздействие на личность, лишь недавно стала предметом научно-психологического исследования.

 В этом реферате я рассмотрю несколько основных моментов групповой работы.
Групповая структура.
 Эрик Берн книга «Лидер и группа». 
 Первая задача — построение модели, чего-то вроде скелета или арматуры, а потом — заполнение ее плотью, кровью и душой , чтобы она жила. Это позволит ответить на вопрос : что делает группа с личностью и что делает личность с группой. Как только модель прилагается к реальным людям и к реальным группам , она оживает.
 Группу можно определить как социальную агрегацию, имеющую внешнею границу и по крайней мере одну внутреннюю границу.
 Люди, собравшиеся для совместного времяпрепровождения представляют собой неформальную «одноразовую» группу малой структуры. На противоположном конце шкалы располагаются такие большие , формальные, относительно постоянные группы, как государства. Основная структура такой огромной организации примерно такая же , как у малой группы, хотя ее лучше представить амебной формой структурной диаграммы. Большая окружность , внешняя граница, означает, что группа делает различие между членами и нечленами, а меньшая окружность — главная внутренняя граница — означает, что в группе есть по крайней мере два класса людей: лидерство и членство.
 Существуют по крайней мере два других типа социальных агрегаций : с внешней границей, но без внутренней границы (вечеринки и приемы) и такие , у которых нет ни внешней , ни внутренней границы (массы и толпы).
 Хотя приемы, толпы и массы по-своему интересны, их динамика отличается от динамики организованных групп. Данная книга посвящена обсуждению структурированных анклавов, то есть организаций и групп. Сюда относится большинство оформившихся общностей людей , представляющий академический , практический или научный интерес. Тут и исторически важные организации, такие , как государства, города, парламенты, армии, флоты, религиозные организации; агрегации, важные в повседневной жизни, такие, как школы, университеты, фирмы, профсоюзы, профессиональные общества, спортивные лиги и общественные клубы; и большинство агрегаций , представляющих интерес для изучающих групповую динамику, такие, как больницы, психотерапевтические группы, военные и индустриальные единицы, семьи и эксперементальные группы. Все они имеют две общие особенности: делают различия  между членами и нечленами и содержат по крайней мере два класса людей, в целом относящихся к лидерству и членству.
 В данной системе классификации необязательно проводить строгое различие между группой и организацией. Такое различие бывает иногда полезно в ходе обсуждения, но теоретически не требуется. Группа может иметь любое количество внутренних границ, и при этом ее характеристика существенно не меняется. При любом обусловленном количестве внутренних границ, скажем, при четырех, пяти или шести, можно повысить ранг группы, назвав ее организацией, и в дальнейшем отличать от простых групп, у которых таких внутренних границ меньше.
 Однако не следует забывать, что термин «группа» используется здесь только для удобства. В обычных научных дискусиях этот термин часто используется не очень разборчиво и несет с собой невысказанные, неоправданные и, вероятно, ошибочные оттенки. В практической ситуации обычно лучше говорить просто «вы», «те люди», «некоторые из нас» или «некоторые из них». В сущности огульные разговоры об «этой группе» и «той группе» часто являются  свидетельством скрытого высокомерия по отношению к конкретным людям и отсутствия подлинной образованности.
 Но для объективного мышления необходима некоторая отчужденность. Она позволяет говорить о «группе» как о некоем существе и наблюдать за происходящим как за поведением существа — иногда это необходимо для лидера внутри группы и для друзей, находящихся за ее пределами.Полководец должен скорее думать о «наших силах» и «силах противника», чем о «гражданах нашей страны» или «людях из другой страны». Не забывая об этом , мы попытаемся ответить на вопрос (к сожалению, на языке взрослых), который нередко задают все маленькие мальчики : «Мама, а почему папа носит такой мундир?». Причем мундир может быть серым, синим или оливково-зеленым.
 
Групповая динамика.
 Эрик Берн о групповой динамике и выживании группы сказал следующее; Самое главное в каждой группе — это сам факт ее существования. Группа, перестающая существовать, становится историческим явлением, как Древний Египет или Ассирия. Поэтому самая главная забота каждой здоровой группы- выжить как можно дольше, во всяком случае до тех пор, пока не выполнена задача. Стандарты здоровья для группы, как и для организма, — долговечность, эффективность и способность к росту. И очевидно, что самый главный из этих стандартов — выживание. 
 Есть два вида влияний, которые могу угрожать существованию группы: разрушительные силы снаружи и дезорганизующие силы изнутри. Устранение этих угроз должно иметь приоритет перед всем остальным. Энергия, с которой отражаются эти угрозы, зависит от того, насколько сильно члены желают сохранить группу. Даже в спокойные времена большинство групп должно направлять часть своей энергии на поддержание порядка. Такой задачей нельзя пренебрегать сколько-нибудь долго, как показала забастовка полиции в Бостоне много лет назад. Таким образом, в борьбе группы за выживание следует учитывать три силы: внешние посягательства, внутреннее возбуждение и противостоящую им силу группы.
 Сущность группы, то ее «бытие», которое должно быть сохранено, — это групповая структура. В некоторых случаях член будет сражаться за свою собственную частную структуру, за свои реальные и воображаемые личные взаимоотношения с лидером и за идеалы, которые, по его мнению, представляет лидер; хороший лидер; хороший лидер заботится о том, чтобы эти мотивы укреплялись. Другие сражаются за сохранение индивидуальной структуры: чтобы спасти свои семейства и друзей или спасти королеву. Однако если группа выживает как эффективная сила, сохраниться должна не изменяемая частная структура и не расходуемая (в известных пределах) индивидуальная структура, — а организационная структура.
 В сущности, есть три типа выживания: идеологическое, физическое и эффективное. Идеологически группа может существовать в сознании членов или их потомков долго после того, как перестала существовать в виде организованной силы в обществе. Земля Израиля много столетий существовала в виде такого идеологического представления, и Австро-Венгерская империя еще существует в сознании некоторых. Потенциальные возможности такого идеологического выживания демонстрируют случаи возрождения.
 Физическое выживание группы необходимо, чтобы группа продолжала существовать. Так, деревня Лидице (чешская деревня, уничтоженная гитлеровцами) может выжить как идеологическое представление в сознании многих людей, но когда уничтожена индивидуальная структура, группа не может больше функционировать. Тем не менее, индивидуальная структура «расходуемая» в очень большой степени. Даже государство, глубоко заинтересованное в благосостоянии отдельных граждан, готово пожертвовать некоторыми из них в час опасности, и они, в свою очередь, готовы к такой жертве. Аналогично, государство пожертвует огромное количество ресурсов, чтобы выжить как организованная сила, перед угрозой извне или изнутри (как в гражданской войне).
 Эффективное выживание группы измеряется ее способностью к организованной деятельности или борьбе. Конечно, в определенной степени оно зависит от идеологической и физической силы, но решающим фактором является организационная структура. Эффективная сила группы может быть доведена почти до нуля, если сама группа может быть уничтожена или если она с самого начала слаба. У евреев Восточной Европы была сильная и глубоко укоренившаяся идеология и большие человеческие ресурсы, но они были подавлены превосходящей организацией врагов.
 Таким образом, существуют три варианта прекращения существования группы. Если слаба частная структура, группа может не выжить идеологически. Члены испытывают такую слабую потребность сохранить группу, что она просто разрушается от отсутствия объединяющих чувств — или любви, когда супруги расходятся. Группа распадается физически и перестает быть эффективной. Это называется разложением. Если уничтожена индивидуальная структура, как бы сильна ни была идеология, организованная структура группы не может действовать. Это называется уничтожением. Но даже если существует достаточно людей, желающих сохранить группу и готовых действовать для этого, если группа сохранилась физически и идеологически, — она может быть уничтожена эффективной силой путем уничтожения главной групповой структуры. Это называется разрушением. Поэтому обычная тактика при попытках устранить группу как эффективную силу: идеологическое нападение, которое вносит разложение (эрозию), физическое нападение, которое приносит частичное уничтожение (изнашивание) и, наконец, преодоление главных групповых границ, чтобы ликвидировать их (вторжение). Если разрушение происходит внезапно, оно может вызвать панику. 
 Групповая работа (энергия, которую тратят члены) может быть посвящена либо созиданию, либо поддержанию собственной структуры. Когда группа занята преимущественно работой и находится в среде, которую не считает враждебной, — ее можно назвать деятельной или рабочей группой. Когда она занята сохранением своей структуры, преодолевая внешнее давление, она называется боевой группой. Когда она имеет дело с внутренним брожением, ее можно назвать процессуальной группой. Конституция группы обычно формирует ее цель, становится ее деятельностью. Все в окружающей среде, что может служить объектом умственной или физической работы или удовольствия, может быть названо материалом групповой деятельности. Однако некоторые группы заняты главным образом телом и душой своих членов. Например, мышцы, голос, манеры и симптомы являются материалом спортивных групп, классов обучения красноречию, школ хороших манер и психотерапевтических групп. Большинство рабочих групп заняты такой деятельностью, как сельское хозяйство, наука, религия, промышленность, торговля. Все это разновидности конструктивной деятельности. Другие группы, например подростковые банды, больше заинтересованы в распространении беспорядка. Это деструктивная деятельность. Одна из главных забот «аппарата морали» — сохранение эффективности группы, то есть достижение максимума количества работы и удовольствия, и во многих случаях это зависит от силы групповой сплоченности. Если силы сплоченности отвлечены давлением или возбуждением, деятельность приносит меньше результатов. Поэтому считается хорошей политикой скрывать от членов или аудитории внутренние конфликты, чтобы не распылять силы и не допустить вмешательства в групповую деятельность. 
 Когда среда становится угрожающей или воспринимается таковой, группа готова  встретить угрозу на внешней границе. Подобная работа группы составляет внешний групповой процесс. В обычных условиях ведение внешнего группового процесса — обязанность внешнего аппарата группы, но по мере усиления давления
все больше энергии группы изымается из деятельности и уделяется отражению угрозы. И группа переходит из рабочего состояния в боевое, как бывает с государством во время войны.
 В особых случаях — при эпидемиях, землетрясениях или пожарах — опасность может не встретить сопротивления, пока не внедрится в групповую структуру, потому что застает аппарат врасплох. Однако как только аппарат приходит в действие, с этими катастрофами справляются так же, как с любыми другими вторжениями. С большими пожарами, с полчищами крыс и комарами сражаются так же, как сражались бы с армией вторжения.
 Нужно хорошо понимать, что члены группы видят внешнюю среду не такой, какой она кажется постороннему наблюдателю, а такой, какой ее представляет моральный аппарат. Если членам сообщают, что среда не угрожает, они будут вести нормальную деятельность. Если сообщают, что среда угрожающая, — предполагается, что они будут вести себя соответственно. Всякий не согласный с аппаратом может ожидать неприятностей: к нему могут отнестись как к сеятелю смуты. Поэтому не действительное состояние среды играет решающую роль при определении, будет ли группа сохранять рабочее состояние или перейдет в состояние боевое; обычно это решает лидерство: оно определяет, каким представлять среду членству. Например, лидер может преувеличить угрозу или исказить представление о внешней среде, чтобы мобилизовать членов для борьбы.
 Групповая деятельность и внешний групповой процесс вместе составляют внешнюю групповую работу, то есть всю работу, проделанную группой над внешней средой или эквивалентом. Внутренняя групповая работа включает все аспекты внутреннего группового процесса, а также работу, проделанную членами над внутренней групповой структурой, организационную, индивидуальную и частную. Если эта активность непосредственно затрагивает лидерство, так что нарушается главная внутренняя граница, как бывает при выборах, заговорах, изменениях конституции или возбуждении, — такая деятельность является частью внутреннего группового процесса. Если она затрагивает только второстепенную групповую структуру, как бывает со спорами или интригами в членстве или с интригами и дворцовыми переворотами в лидерстве, — эта часть второстепенного группового процесса. Группа, которая в данный момент преимущественно занята такой деятельностью, может быть названа процессуальной.
 Количественная групповая динамика.
 Групповая сплоченность есть организующая сила, в то время как с точки зрения группы давление и возбуждение — дезорганизующие силы. Сплоченность представляет силы порядка, а другие две — силы беспорядка. Каждый раз, как возникает группа, количество порядка в мире увеличивается, и каждый раз, как группа распадается в результате разрушения, уничтожения или разложения, количество порядка в мире уменьшается. Когда возникает группа, индивиды начинают действовать в одном направлении, а когда она распадается, индивиды, которые действовали в одном направлении, начинают действовать в разных.
 Это можно проиллюстрировать стандартами  предсказуемости. Когда бригада приходит на роботу, можно с определенной степенью уверенности предсказать, что большую часть времени она будет работать, например, на железной дороге. Но после окончания работы уже нельзя предсказать, чем займутся рабочие, если порядок не будет привнесен извне, в виде спектакля или спортивного матча. 
 Деятельность группы может быть связана с увеличением порядка или беспорядка в окружающей среде. Конструктивная группа добивается увеличения порядка, деструктивная увеличивает беспорядок. В любом случае можно разработать метод измерения эффективности группы за каждый период времени: количество построенных домов или вставленных оконных рам; или количество разбомбленных домов или разбитых стекол.     
 Говоря в общем, можно утверждать, что семья — это конструктивная группа, каждый член которой вносит свой вклад в групповую сплоченность и поддерживает внутренний порядок. Однако, выражая свои индивидуальные склонности, дети могут вызвать внутренний беспорядок. Любовница может представлять внешнюю, разрушительную силу, грозящую выживанию групп. Цель брака — борьба с таким типом внешних угроз. 
 Если бы была возможность измерить эти три динамические силы и эффективность групповой деятельности за определенный период, можно было бы показать, что в их соотношении есть определенная регулярность. Область изучения такой возможности относится к деятельности математически подготовленного «операционного аналитика». Главную трудность представляет первая проблема, то есть точное измерение потенциала трех динамических сил, но возможна приблизительная оценка по отношению к «больной» группе.
 Любопытно, что организация нередко вносит порядок даже в сферы, находящиеся за пределами ее намеченной деятельности. Это похоже на побочные эффекты в фармакологии. Лекарство, которое должно снизить температуру, может одновременно вызвать роды, хотя для этого не предназначалось. С другой стороны, лекарство, принятое с целью вызвать роды, может уменьшить температуру или вызвать шум в ушах. Природа не обращает внимания на наши намерения, и последствия возникают независимо от желания тех, кто пытается контролировать естественные процессы. 
 В Кармеле, штат Калифорния, в течение двух лет каждый воскресный вечер  устраивались открытые приемы. Никакие специальные приглашения не рассылались, но в общине было известно, что каждый пришедший будет принят. Посещаемость этих приемов очень напоминает последовательность случайных чисел. В одну неделю могло быть два гостя, в другую 58, в третью 23 и так далее. Эта непредсказуемость создала серьезные трудности при покупке закуски и выпивки.
 Человек, который устраивал эти открытые приемы, был лидером пяти психотерапевтических групп, встречавшихся при различных условиях. Записи показывают, что все члены этих групп присутствовали на половине вечерних  встреч. Существовала равная вероятность для любого члена группы, что он будет присутствовать на встрече. Такая предсказуемость оказалась удобной в таких делах, как расстановка мебели. Важно указать, что в группах не делалось ударения на необходимости обязательного присутствия. Таким образом, для этих групп была характерна регулярность даже в той области, которая не была специально важна для группы, и эта регулярность отличает данные группы от неорганизованных приемов. Это отличие нельзя объяснить личностью терапевта, потому что он не призывал гостей регулярно приходить на приемы. Регулярность следует приписать сплоченности, возникшей в психотерапевтической группе.
 Кстати, несмотря на многие различия между психотерапевтическими группами, посещаемость в каждой  из пяти групп за долгий период была примерно одинаковой, составляя от 83 до 89 процентов в период от 6 месяцев до 3 лет. То есть эти группы были одинаково привлекательны для своих членов, или, на терминологическом языке, сила сплоченности в каждой из этих групп была примерно одинакова.
 Это подтверждается другой регулярностью. Процент пациентов, покинувших группу, составил точно 50 в трех группах и чуть меньше пятидесяти еще в двух. Это еще одно указание на примерно одинаковую притягательность всех групп, то есть на примерно одинаковую силу сплоченности.
 Интересно отметить, что такая же регулярность отмечена при сопоставлении с другими сериями групп, по крайней мере на основе опубликованных данных. Общая посещаемость всех пяти терапевтических групп составила 88 процентов. Средняя ежедневная посещаемость во всей школьной системе того же города в тот же период составила 89,6 процента. Средняя посещаемость клуба «Ротари» (местное — городское или районное — отделение организации «Ротари интернешнл»). Эта элитарная общественная организация объединяет представителей деловых кругов. В Соединенных Штатах за один случайно избранный месяц в тот же период была 87,8 процента; а в нескольких сотнях клубов «Киванис» в Калифорнии, Неваде и на Гавайских островах за три случайно избранных месяца того же периода — 89,7 процента. Согласно этим данным, посещаемость столь разных категорий, как терапевтические группы, классы и деловые клубы, примерно равна и составляет 88,8 процента плюс-минус единица. Если лучшая посещаемость означает привлекательность группы, эти почти невероятно близкие числа свидетельствуют, что в настоящее время сплоченность в разных группах нашей страны примерно одинаковая.
 Одно из наиболее важных свойств регулярности в том, что она проявляется, несмотря на различное отношение к посещаемости. Посещение школы обязательно по закону. Никакой закон не заставляет посещать деловые клубы, но сильное социальное давление поощряет их посещение. В терапевтической группы нет ни давления закона, ни социального давления; напротив, член экономит деньги, пропуская занятия, поскольку отсутствующие не платят. Однако эти различия в отношении практически не сказываются на действительной посещаемости.
 Сила сплоченности как будто меняется с годами. Средняя ежедневная посещаемость начальных и средних школ в Соединенных Штатах Америки была в минувшем десятилетии 87,3 процента. Но в 1870 году средняя ежедневная посещаемость школ составляла только 59,3 процента. Вероятно, в прежнее время дети чаще пропускали занятия, отчасти из-за недостаточной мотивации, отчасти из-за трудностей в транспорте, высокого уровня заболеваемости, безработицы, финансовых трудностей и других давлений. По мере того как более эффективным становится аппарат государства (например, транспорт, здравоохранение и возможность получить возможность получить работу), становится легче преодолевать трудности на пути посещаемости. 
 Сточки зрения школьной администрации, любое влияние, отвлекающее учеников, рассматривается как внешнее давление. Нерегулярное посещение не только отрицательно сказывается на успехах в учебе; если с ним не бороться, оно может привести к сокращению финансирования. Кажется, что такое противодействие различным нерегулярностям является обычной процедурой для большинства групп по всему миру. Любые внешние силы, которые угрожают выживанию группы, отвлекая от нее членов, рассматриваются как часть внешнего давления, а на них соответственно реагируют; если же этого не происходит, группа может погибнуть от изнашивания.   
 Относительная сила внешнего давления за данный период может быть выражена процентом членов, которые отсутствуют на встрече группы по каким- либо внешним причинам. Так, относительная сила внешнего давления на систему образования была больше в 1870 году, чем ныне. В психотерапевтических группах за весь период такое отсутствие, вызванное внешними причинами, составило 2,6 % от общей возможной посещаемости. Есть доказательства, что остальные случаи отсутствия в психотерапевтических группах объяснялось нежеланием членов посещать встречи. Поскольку такое отсутствие в каждом случае определялось внутренним психологическими факторами, оно служило проявлениями индивидуальных склонностей. Таким образом, общая посещаемость составила 88 %, что можно принять за указатель силы сплоченности; отсутствие, вызванное внутренним сопротивлением (индивидуальные склонности), — 9,4 %. Следовательно, в данной ситуации количественное выражение силы трех динамических сил можно приблизительно представить соотношением 88/3/9. Пример показывает, что иногда появляется возможность измерить эти силы, по крайней мере относительно друг друга.
 Правда, только квалифицированные психотерапевты могут различить две разновидности отсутствия: отсутствие, связанное с внешним давлением, и отсутствие, вызванное индивидуальными склонностями. Подлинную информацию обычно легко истолковать после ее получения. Например, студент отсутствовал на групповом сеансе вечером накануне выпускного экзамена. Легко классифицировать это отсутствие как вызванное внешним давлением, поскольку оно не соответствует его желанию, чтобы терапевтическая группа выжила (случайное отсутствие). Другой человек насыпал сахар в карбюратор своей машины, чтобы иметь возможность правдиво утверждать, что он не мог попасть на встречу, потому что его машина вышла из строя. Очевидно, это проявление его собственных внутренних проблем, то есть отсутствие, вызванное сопротивлением. Трудность заключалась в том, что потребовался целый год старательного психиатрического лечения, чтобы этот человек смог признаться в том, что делал. В таких ситуациях обычные методы исследования, такие, как вопросники, бесполезны.
 Поскольку результаты психотерапии с трудом поддаются измерению, невозможно сопоставить с какой-либо точностью соотношения динамических сил с терапевтической эффективностью группы. Тем не менее можно заключить, что со сменной терапевтических методов время от времени общая посещаемость испытывает приливы и отливы, изменяется соотношение между отсутствием, вызванным сопротивлением, терапевтическими результатами. (Доля случайного отсутствия все время остается примерно одинаковой). Грубо говоря, в одни периоды посещаемость увеличивается, и пациенты поправляются быстрее, а при другой методике посещаемость падает, и пациенты выздоравливают медленнее. Эти и другие эксперименты и соображения доказывают, что в терапевтической группе полезно попытаться оценить потенциал динамических сил и их связь с групповой деятельностью. Простейший способ оценки — внимательное изучение данных посещаемости. В конечном счете, процент общей посещаемости за всю продолжительность существования группы (или за очень долгий период) может служить указателем силы сплоченности. Если это число меньше 75, вероятно, что-то неправильно, и лидеру следует « удалиться в свою палатку для размышлений».
 
Дж. Рутан и У.Стоун в своей книге «Психодинамическая групповая психотерапия» описали групповую динамику и групповое развитие следующим образом:
 Даже начинающий групповой психотерапевт или тренер, наблюдая две группы — одну, собирающуюся всего третий или четвертый раз, и другую, работающую несколько лет, — быстро определит, какая из них более старая и зрелая. Наличие некоторых признаков позволяет отличить более старую группу от молодой. Такие признаки являются результатом групповой динамики и группового развития. Ниже мы рассмотрим эти два феномена, которые можно назвать основными для формирования и функционирования группы.
 Термин «групповая динамика» впервые был использован Куртом Левиным.
Он обозначает взаимодействие различных факторов, определяющих функционирование всей группы. Говоря о групповой динамике, мы имеем в виду группу в целом, а потом используем при этом такой подход  к анализу  групповых феноменов, который принципиально отличается от рассмотрения группы как суммы индивидуальных психических свойств членов группы. Группа похожа на семью, в которой родители стремятся передать детям свои ценности. Это далеко не всегда происходит осознанно, поскольку на ценности семьи влияют различные  социальные  группы  и та культурная среда, которая окружает семью. Когда дети взрослеют, они, в свою очередь, начинают оказывать влияние на систему ценностей родителей. Семейные нормы и установки меняются по мере взросления детей и изменения их потребностей. Вместе с детьми меняются и их родители. Групповые ценности нормы  также подвержены изменениям, и это заметно потому,  как члены группы взаимодействуют друг с другом и с лидером, а так же по тому, что они находят для себя интересным, а что — нет. Члены одной группы предпочитают рассказывать друг другу о том, что они видели во сне (если психотерапевт известен как специалист, занимающийся анализом сновидений), в то время как члены другой группы фокусируют свое внимание на обсуждении отношений друг с другом. Возможны самые разные варианты группового поведения, и все они отражают нормы и культуру группы. Оценка групповой динамики предполагает рассмотрение группы в качестве социального организма, характеризующегося наличием лидера (лидеров), определенным статусом и ролями его членов, структурой, климатом, стандартами, давлением и коммуникациями. Теперь мы более подробно рассмотрим лидерство, культуру группы и групповые роли. Эти понятия имеют определяющее значение в понимании групповых процессов и динамики.
Лидерство 
Феномен лидерства можно понять, используя представление о социальных системах, в соответствии с которым лидерство связывают с ответственностью за определение целей и задач группы. Формулируя цели группы, психотерапевт определяет ее структуру, время и место проведения групповых сессий, их частоту, продолжительность, а также размер группы. После этого психотерапевт может сформировать группу  и подготовиться к началу роботы, решив, кто из пациентов может участвовать в психотерапевтическом  процессе, с учетом обозначенных  целей и задач психотерапии. С точки зрения системного подхода, можно сказать, что данный подготовительный этап групповой психотерапии связан с обозначением внешних и внутренних границ группы.
Обозначение внутренних границ группы включает определение основного характера взаимоотношений между членами группы, между ними и психотерапевтом, а также того, каким образом члены группы и психотерапевт смогут достичь поставленной цели. Многие условия оговариваются в групповом  соглашении, включая  способ осуществления коммуникаций (посредством слов, а не действий), и затрагиваемый при этом уровень коммуникации — сознательный и/или бессознательный. Также определяются границы между членами группы и психотерапевтом для того, чтобы сделать психотерапевтическое взаимодействие более эффективным. При этом формирование подгрупп необходимо обсуждать открыто. Один из важных аспектов подготовки группы к работе — объяснение психотерапевтом в беседе с членами группы того, что их опыт участия в групповом процессе будет отражать опыт повседневной жизни. Этот феномен описан и Герландом, который стремиться внушить членам группы серьезное отношение к  «отсутствие проблем». Термин «отсутствия проблем» в данном случае обозначает такое повторное «проигрывание» членами группы их проблемных отношений, которое может отличаться от предъявляемых ими  при общении за психотерапевтической помощью жалоб либо, наоборот, их отражать.
 Структура психодинамических  групп предполагает парадоксальное сочетание директивности и недирективности  со стороны лидера. Психодинамические психотерапевты обычно следуют за групповым процессом, а не пытаются его инициировать. Лидер использует свой авторитет для того, чтобы сформировать психотерапевтические границы и механизмы. Однако в ходе самой психотерапии он занимает недирективную позицию, способствующую проявлению регрессивных фантазий и проекций. Лидер становится «объектом» для фантазий членов группы. В соответствии с взглядами Вильфреда Бион, аффективные реакции членов группы по отношению к психотерапевту включают зависимость, реакции бегства и борьбы или спаривания. Находясь в регрессивном состоянии, члены группы воспринимают лидера и реагируют на него двояко: он представляется им благожелательным/неблагожелательным,  безупречным/отягощенным недостатками, всесильным/бессильным и всезнающим/ничего не знающим. Они взаимодействуют с психотерапевтом посредством проективных процессов, направляя на него такие сильные чувства, как ненависть, зависть или любовь. Роль психотерапевта заключается в том, чтобы удерживать (контейнировать) и анализировать (метаболизировать) эти сильные чувства с целью их психотерапевтического использования.
 Важнейшая функция психотерапевта — поддержание надежных границ. Они должны быть достаточно гибкими для того, чтобы способствовать сохранению целостности группы, и вместе с тем быть не слишком проницаемыми , чтобы не ставить безопасность членов группы под угрозу. Как правило, внешние функции, и структура группы не являются предметом для обсуждения. Психотерапевт предлагает членам группы текст соглашения с обозначенной в нем групповой структурой, которое они принимают как условие своего участия в группе. Хотя внешние обстоятельства могут привести к изменению соглашения, только психотерапевт определяет, допускать эти изменения или нет. Нормы и ценности группы меняются  по мере ее созревания, и в более зрелых группах участники, как правило, подходят к определению групповых границ более свободно.
 Ньютон сравнивает роль психотерапевта с ролью отца, считая, что роль отца вызывает различные формы переносов и их сложное сочетание в группе. Ньютон полагает, что эта роль связана с умением психотерапевта формировать такие внешние границы группы, которое создают безопасное пространство для работы. Материнская же функция психотерапевта вызывает иные переносы и связана с тем, что одной из задач психотерапевта является динамическая оценка отношений между членами группы и между ними и психотерапевтом. Таким образом, групповая структура и динамика влияют на переносы, которые далеко не всегда определяются полом психотерапевта.
 
Кьел Рудестам о групповом процессе сказал следующее;
 Причины, по которым пребывание в группе оказывает благотворное влияние на личность, полностью не раскрыты. Выше уже высказывались соображения о некоторых предпосылках такого рода позитивных сдвигов: о специфических характеристиках личности участников, оптимальном составе группы и способах осуществления в ней функций руководства. Кроме того, в самом опыте пребывания в группе есть такие факторы, которые помогают достижению терапевтических целей или развитию личности. Практически во всех группах имеет место стремление воспроизвести эмоциональные конфликты клиентов в условиях группы и сделать новый опыт максимально доступным для усвоения ими. Для этого руководители групп пользуются специальными методиками, выбор которых определяется их теоретическими воззрениями. Так, в группах встреч руководители обычно прибегают к многочисленным вербальным и невербальным упражнениям, способствующим повышению чуткости и совершенствованию навыков общения. В психотерапевтических группах может применяться отчасти та же техника, но акцент здесь делается на ослаблении дискомфорта у членов группы и освоении соответствующих навыков. Содержание занятий в разных группах может быть разным, но происходящие в них процессы во многом сходны.
 Наиболее интересный способ анализа групповых процессов предложен Кельманом, который рассматривает групповую терапию как «ситуацию социального воздействия». Келман выделил три процесса, имеющих решающее значение длю любой психокоррекционной группы: податливость, идентификация и присвоение. Во-первых, члены группы решаются подвергнуться воздействию со стороны руководителя и партнеров и принять участие в работе группы. Во-вторых, члены группы идентифицируют себя со своими партнерами и с руководителями. Идентификация происходит в результате старания участников поддерживать желательные отношения в группе. В-третьих, члены группы присваивают групповой опыт. Присвоение происходит через «корригирующий эмоциональный опыт», являющийся следствием работы над разрешением тех «эмоционально перенасыщенных» ситуаций, которые создаются группой.
 В успешно функционирующей группе вызываемые ею изменения в индивидах распространяются на их поведение во внешнем мире. Келман считает, что для такой генерализации недостаточно простого принятия групповых правил и норм, необходимо также и присвоение группового опыта. Более того, члены группы должны сами опробовать новые способы поведения (податливость), посмотреть на себя с точки зрения руководителя или партнеров (идентификация) и распространить возникшие в ходе терапевтического процесса инсайты на специфические ситуации реальной жизни (присвоение). На этой последней стадии терапевт служит ролевой моделью, устанавливает нормы и задает направление работы, тогда как остальные участники выступают как репрезентативная модель общества и своего рода группа поддержки.
 По мере того как члены психокоррекционных групп приближаются к достижению индивидуальных и групповых целей, сами группы последовательно проходят через определенные стадии развития. Некоторые исследователи предложили собственные варианты периодизации группового процесса. Большинство психологов считают, что начало группового процесса сопряжено с проявлениями зависимости участников и ориентировочной направленностью их поведения, а затем через разрешение групповых конфликтов происходит сплочение и повышается эффективность решения стоящих перед группой и ее членами проблем. Одно из наиболее широко известных и универсальных описаний группового процесса основано на теории межличностных отношений Вильяма Шютца. На ранних стадиях существования группы в поведении членов отражается их потребность во включенности в группу, то есть в обретении чувства принадлежности к ней и в достижении удовлетворительных отношений с другими. Позднее возникает потребность в контроле. На этой стадии появляются соперничество и стремление к власти, и члены групп вступают в борьбу за лидерство и доминирование. Наконец на стадии зрелости группы, когда ее члены устанавливают тесную эмоциональную связь, друг с другом, особое значение приобретает взаимное тяготение, партнерство, близость. На этом этапе преобладающей становится потребность в привязанности.
 В большинстве психокоррекционных групп участники довольно быстро начинают понимать, что, хотя у них есть руководитель, который может направить и помочь им, не следует ожидать, что он станет выполнять за участников их работу. Члены группы должны выработать для себя правила установления отношений с участниками, занимающими различное место во внутригрупповой иерархии. Некоторые усваивают зависимую манеру отношений с руководителем группы и лидерами, которые выделяются из числа ее членов. Другие, наоборот, справляются со своим чувством зависимости, прибегая к «противозависимому» поведению — конфликтному и бунтарскому. Некоторые с энтузиазмом жертвуют своей индивидуальностью, сближаясь с партнерами и согласуя свои интересы с чужими, тогда как у других, настроенных более скептически, сближение с партнерами идет трудно из-за опасений, что для этого сближения надо будет поступиться своими интересами. 
 Беннис и Шепард подробно рассмотрели влияние испытуемого участниками чувства неопределенности на развитие отношений внутри психокоррекционных групп. На самих ранних этапах этого процесса члены группы испытывают тревогу и, чтобы справиться с нею, пытаются прояснить для себя существующие в группе правила. Они, испытывают на себе силу личностного воздействия руководителя, могут искать его одобрения, следить за ним с целью получения каких-нибудь подсказок относительно того, как себя вести. Ощущение ненадежности и зависимости особенно отчетливо проявляются в поведении членов слабо организованных групп, в которых руководитель не дает ясного определения групповых норм и целей. Группа станет вызывать у участников неприязнь и стресс тем скорее, чем больше у них будет разногласий относительно принятых в группе процедур, ее структуры и, возможно,  относительно потребности в руководстве. Эти трудности могут быть преодолены, если роль неформальных лидеров примут те, кто менее других склонен конфликтовать по вопросу о том, кто в группе главный.  У таких людей меньше проблем с ощущением зависимости, и они могут нести больший вклад  в позитивное развитие группы, поскольку достаточно позитивны для того, чтобы в условиях раскола группы привнести в нее гармонию и способствовать формированию чувства ответственности у всех ее членов.
 Следующий период развития группы характеризуется созданием атмосферы непринужденного общения. Веселость маскирует тот факт, что основные проблемы и разногласия так по-настоящему и не разрешены. На этой стадии наибольшее значение  приобретает потребность в близости. Некоторые члены группы стремятся к близости, чтобы встретить понимание и внести свой вклад в достижение групповых целей, другие же воздерживаются от принятия каких бы то ни было межличностных обязательств. Группа снова распадается на группировки, но теперь основой их формирования становится взаимозависимость участников. 
 На этом этапе успешному разрешению возникшей дилеммы более всего способствуют те, кто менее всего склонен к конфликтам на почве взаимного сближения и отчуждения. Если членам группы удается преодолеть трудности этой последней стадии, их отношения становятся близкими, но при этом сохраняется способность осознавать существующие между ними различия. Отношения между членами группы наполняются смыслом, но не заменяют им все на свете, а разрешение конфликтов и достижение согласия происходят на взаимной основе. Такая группа становится зрелой социальной системой .
 Прохождение группой своего жизненного цикла имеет специфические особенности, однако нет оснований считать, что члены группы реально осознают внутреннюю логику группового процесса. Тем не менее они неизбежно приходят к пониманию того, что при совместном стремлении к общим целям нельзя игнорировать различия между собой и между ними. На протяжении всего цикла развития группы отдельные участники сталкиваются с проблемой собственной идентичности и идентичности других, проблемами власти и влияния людей друг на друга, их целей и потребностей, взаимной приязни и близости. Успешность опыта пребывания в группе зависит от отношения членов группы к этим вопросам и от способности их решать.
 
Групповая культура и нормы 
С течением времени группа вырабатывает определенные способы разрешения конфликтов и выражения ее членами своих переживаний. В группе формируется определенная культура, регулирующая допустимые формы поведения, а также формы выражения ими своих чувств и мыслей.
 Так, например, две начинающие работать группы могут по-разному относиться к присоединению новых членов. Члены одной группы могут больше полагаться в этом вопросе на мнение психотерапевта, в то время как члены другой предпочтут  решать этот вопрос самостоятельно, независимо от психотерапевта. Таким образом, можно видеть две разные культуры: обе группы решают один и тот же вопрос, но каждая по-своему. Изучение групповой культуры позволяет понять, как члены группы взаимодействуют друг с другом и психотерапевтом и как они относятся к группе в целом. Это также дает возможность изучить, каким образом группа организована. Каждая группа формирует определенные нормы — осознанные и неосознанные — относительно допустимых форм поведения. На их формирование оказывают влияние ожидания как членов группы, так и психотерапевта.
 Поскольку психотерапевт регулирует границы группы и первым определяет цели и задачи  ее работы, он во многом определяет и групповую культуру. Для тех психотерапевтов, которые фокусируют свое внимание на происходящем здесь и сейчас и связанных с этим чувствах членов группы, обсуждение детских впечатлений будет излишним. Поэтому члены группы вскоре перестанут говорить о своем детстве. Если же психотерапевт считает, что описываемые членами группы события их детства имеют метафорический характер, то оно имеет возможность лучше понять отношения в группе. Такой психотерапевт будет с большим интересом относиться к рассказам членов группы о своем детстве, и поэтому вполне вероятно, они поделятся с ним своими детскими впечатлениями. Другой психотерапевт может придавать большое значение особенностями психического развития членов группы, поэтому исследование их потребует от него глубокой работы с каждым из них. Поскольку психотерапевт в значительной мере определяет нормы группы, он может оказать большое влияние на способы взаимодействия членов группы, демонстрируя свою вовлеченность или невовлеченность в групповой процесс. Часто можно видеть диаметрально противоположные стратегии поведения психотерапевтов: одни их них обращают особое внимание на проявление переноса на лидера, тем самым давая членам группы возможность осознать свои фантазии; другие психотерапевты придают большое значение отношениям между членами группы, что позволяет им развить социальные навыки о способность к использованию обратной связи, однако отодвигает на второй план работу с бессознательным. Работа обеих групп, проводимая психотерапевтами со столь различной теоретической  ориентацией, может быть одинаково эффективной, несмотря на то, что осуществляют они ее по-разному.
 В то же время психотерапевт не является единственным лицом, определяющим групповые нормы и культуру. Члены группы постоянно влияют на них, что приводит к их изменению. Как правило, эти изменения весьма незначительны, поскольку после того, как групповые нормы сложились, радикально изменить их очень трудно. В своем исследовании Т-групп Либерман, Ялом и Майлз обнаружили, что ожидания членов группы накладывают значительные ограничения на их поведения, в связи с чем изменить  его в контексте реального внутригруппового взаимодействия весьма сложно. Более того, влияние членов группы на ее нормы в конечном счете ничуть не меньше, чем влияние психотерапевта.
 Признанием норм и культуры группы дает психотерапевту дополнительные возможности для изучения личностей членов группы и особенностей ее развития.
 По мере формирования культуры группы в ней начинают действовать такие факторы, которые приводят к повышению групповой сплоченности либо к взаимному отчуждению членов группы. Привлекательность группы для ее членов и ощущение ими своей принадлежности к ее культуре определяются понятием группового сцепления. Способность группы оказывать влияние на ее членов, а так же их готовность идентифицироваться с ее ценностями и задачами тесно связаны с привлекательностью для них групповой культуры. К сожалению, групповое сцепление нередко рассматривается как статический феномен, хотя на самом деле оно является динамическим и подверженным изменениям. То, что делает группу привлекательной на начальном этапе ее развития (например, возможность обменяться впечатлениями о том, что произошло с членами группы за ее пределами), на более зрелых стадиях может вызывать у членов группы негативную реакцию. Важным фактором группового сцепления является базисное доверие и не причинение  членами группы сознательного вреда друг другу, а также их готовность понять внутренний мир других людей и их отношение. Все это тесно связано с понятием «удерживающей среды» в индивидуальной психотерапии. Развитие группы отражается в развитии способности ее членов принимать индивидуальные различия, что, в свою очередь, повышает ее привлекательность. Члены группы учатся слушать рассказы других о своих чувств и впечатлениях, несмотря на то что это может отличаться от их собственных переживаний. Они начинают ценить свое участие в группе и могут задать себе вопрос: «Где еще я могу найти для себя возможность обменяться с другими людьми значимыми для меня чувствами и мыслями, проявить доверие к другим и почувствовать, что другие мне тоже доверяют?»
 
Кьел Рудестам о вопросах этики.
 Никакое введение в теорию психокоррекционных групп не будет полным без рассмотрения вопросов этики. Выбор принципа работы осуществляет руководитель, и на него же ложится ответственность за все происходящее в группе. Принимая такую ответственность, нельзя полагаться только на интуицию: в практике работы с группами этические аспекты определяются характером подготовки и опытом работы руководителя. Минимальные требования к руководителю могут быть суммированы по двум направлениям: 1) обучение и подготовка и 2) внутригрупповая этика.
Обучение и подготовка.
 Подготовка квалифицированных руководителей групп обычно включает четыре стадии:
1) получение теоретической и практической подготовки;
2) прохождение контролируемой практики ведения групп;
3) наблюдение за работой профессиональных руководителей групп;
4) получение личного опыта пребывания в группе.
Предполагается, что учебный процесс идет от более общих вопросов к более частным. Основы необходимых знаний и понимания принципов поведения закладываются при прохождении курсов психологии развития, теории личности, психопатологии и, возможно, социальной психологии. Эти курсы знакомят будущих руководителей психотерапевтических групп со всем спектром возможных способов индивидуального поведения в конкретных ситуациях, способствуют формированию у них теоретических представлений и подвергают испытанию уже имеющиеся взгляды и установки, касающиеся природы человека. Изучение множества теорий личности и практических подходов к индивидуальному и групповому консультированию и к психотерапии дает будущему руководителю психокоррекционной  группы возможность составить собственное мнение об обоснованности тех или иных стратегий работы и интегрировать теорию и прикладные методы таким образом, чтобы можно было выработать индивидуальный стиль руководства.
 В идеале обучение и практика проходят одновременно, что позволяет интегрировать получаемые знания с личным опытом. Во многих методических руководствах на начальном этапе обучения предусматривается наблюдение начинающим руководителем психокоррекционных групп работы опытного руководителя. В типичном случае подготовка будущего руководителя начинается с приобретения им собственного опыта в процессе работы, проводимой совместно с более искушенным коллегой, что позволяет будущему руководителю ощутить ложащуюся на него ответственность, дает ему образец для подражания и источник поддержки. Практика должна очень тщательно контролироваться. Этот контроль должен включать проводимое после каждого сеанса работы обсуждение, которое обеспечивает конкретную обратную связь и способствует глубокому сознанию ситуации группового процесса. Как только у будущих руководителей формируется прочная теоретическая и практическая база, их переводят в полевые условия, где имеющие различную специализацию профессионалы продолжают наблюдать  за ними, оценивать их личные качества, квалификацию и владение техникой работы.
Все руководства по обучению и подготовке руководителей предусматривают получение ими некоторого личного опыта пребывания в группе в качестве участников. Прекрасным средством обучения являются группы подготовки руководителей, в которых участники имеют возможность оценить свои собственные умения и понаблюдать за особенностями стилей руководства других. В таких группах может происходить регулярная смена руководителей  или же группу может вести опытный профессионал, устраивающий после занятий их обсуждение. Члены таких групп получают не только опыт руководителя, но и опыт участника, переживающего трудности и испытывающего страх перед самораскрытием. Хотя целью такого опыта является обучение, большинство учебных пособий настоятельно рекомендуют использовать его в терапевтических целях. Многие потенциальные руководители с целью выработать в себе беспристрастность, чуткость и способность к эффективной работе интенсивно исследуют сами себя, прибегая как к индивидуальной, так и групповой психотерапии для того, чтобы узнать свои сильные и слабые стороны, лучше понять собственные убеждения и позиции, мотивы и потребности, определить области искаженного восприятия или неспособность к восприятию.
 Обычно после завершения обучения руководителю выдается сертификат соответствующей профессиональной организации, и он поступает на работу в какое-либо учреждение или агентство, что может служить подтверждением приобретенного статуса. Степени, получаемые по прохождении учебных программ, дающих право на их присвоение, не являются гарантией этичного и профессионального руководства, однако их отсутствие может показаться подозрительным. Предполагается, что следующим этапом подготовки руководителя психокоррекционной группы будет усвоение им профессиональных стандартов и этического кодекса учреждения, которое его приняло. Кроме того, предполагается что в дальнейшее руководитель будет совершенствовать свои знания и умения, посещая семинары повышения квалификации, а также будет в курсе исследований эффективности различных процедур, применяющихся при работе  в группах.
Внутригрупповая этика
 Свои этические аспекты имеет не только подготовка к ведению психокоррекционных групп, но и текущая работа в них. К наиболее общим этическим проблемам относятся: осознанность («осведомленность») согласия участников, свобода выбора и защищенность от психических и физических травм.
 В последние годы психокоррекционные группы приобрели такую популярность, что неискушенная публика выстаивает в очередях, лишь бы поучаствовать в их работе, а число недоучек среди руководителей таких групп быстро растет. Поэтому особенно важно, что бы потенциальные участники понимали суть и значение опыта, который они могут получить. А это значит, что руководитель психокоррекционной группы обязан предоставить как можно больше информации о целях, методах, стоимости, длительности и принципах работы группы. Понятно, на сколько ограничены возможности описать то, что еще не случилось. Однако будущие члены группы должны иметь ясное представление о том, на что они идут. К обещаниям кардинальных перемен в жизни грандиозных успехов следует относиться с осторожностью. От профессиональных руководителей скорее следует ожидать, что они будут достаточно скромны в обещаниях и честно обозначат границы своих возможностей.
 Второй момент касается свободы выбора на протяжении всего курса занятий в группе. Каждый член группы имеет полное право в любой момент отказаться от участия в чем бы то ни было из того, что происходит в группе. Руководитель может побуждать члена группы к участию в работе группы, но при этом он должен стоять на страже его прав и не допускать никакого давления ни со своей, ни с чьей-либо еще стороны. Участник может решиться на расширение своего личного опыта, сделав то, что изначально вызывало у него тревогу. Надеяться не это можно, но даже если руководитель является сторонником стимуляции острых переживаний и все в группе с ним согласны, это не дает ему права оказывать давление на индивида. И уж совсем не соответствуют внутригрупповой этике физическое насилие, сексуальные домогательства и употребление наркотиков. Даже если участие в работе группы обязательно (например, оно может быть обязательным для сотрудников данного учреждения), руководитель обязан заботиться о членах группы, испытывающих внутреннее сопротивление групповому воздействию, и предоставлять им такую же свободу выбора, как и членам добровольно организованных групп, ограниченную только невозможностью полного отказа от занятий.
 Третье основное этическое требование — это принятие адекватных мер предосторожности для предотвращения психических и физических травм. Одна из таких мер — это предварительное обследование контингента потенциальных участников, проводимое с целью отсева тех, кому опыт занятий в группе не принесет пользы или даже повредит. В той ограниченной степени, в какой можно предвидеть возникновение личных трений, руководитель должен постараться сделать так, чтобы участники подходили друг другу и вписывались в группу как в целое.
 Еще одной мерой обеспечения безопасности участников является соблюдение строгой конфиденциальности. Руководитель должен постоянно помнить об этом, чтобы не нанести ущерб благополучию членов группы. Чтобы пояснить это положение, можно привести следующую историю.
 Священник одного прихода уходил в отставку после многих лет службы, и по такому случаю был устроен банкет. Приглашенный оратор запаздывал, и первым с речью выступил сам священник. Позже, когда замешкавшийся гость явился, один из присутствовавших был арестован по обвинению в убийстве. Кто же был арестован и почему?
 В своем выступлении священник вспомнил о своем первом появлении в приходе много лет тому назад и о первой принятой им исповеди, на которой — надо же такому случиться!- один прихожанин признался в совершении убийства. Приглашенный оратор, давний и уважаемый член местной общины, не успел прибыть к моменту, когда священник делал это признание, и в своей похвальной речи с гордостью поведал, что именно он имел честь первым исповедаться новоиспеченному священнику!
 Действительно, в области общения существует определенные ограничения — например, когда можно ожидать, что в результате общения человека нанесет ущерб себе или другим. Однако, за немногими исключениями, для создания в группе благоприятной обстановки необходимо безусловное доверие. При этом руководитель может ручаться лишь за соблюдение конфиденциальности им самим и при решении всех сложных вопросов ставить участников в равное положение с собой. Однако внутригрупповая этика позволяет руководителю подчеркивать важность неразглашения сведений, касающихся отдельных членов группы. Наконец, ответственность руководителя не ограничиваться исключительно внутригрупповыми  отношениями. Добросовестный руководитель должен проверять, как пребывание в группе отражается на жизни ее членов вне е пределов. Руководитель должен быть доступен для бывших участников при возникновении у них необходимости в получении консультаций после завершения работы группы. Каким бы ни были причины, по которым член группы прекратил в ней заниматься, руководитель не должен терять его из виду, чтобы иметь возможность проверить, как повлияло на него пребывание в группе.                                     
 Ограничения группового опыта и психологический риск
 Ценность полученного в группе опыта несомненна, но у некоторых участников появляется наивная вера в его универсальную применимость во всех случаях жизни. У них может развиться склонность и в реальных ситуациях проявлять ту же открытость, что и в группе, причем — слишком поспешно и без учета конкретной обстановки. Это делает их слишком уязвимыми и внушает тревогу их родным и близким. Кроме того, стремление к комфорту и поддержке, которое необходимо для развития личности в условиях группы, может завести в тупик, если посчитать обстановку в группе заменой окружения, к которому следует стремиться в реальной жизни, то есть если комфортная групповая обстановка станет самоцелью. С таким суженным кругозором можно вечно прятаться в группе и избегать реальных проблем. Некоторые участники посещают групповые занятия только для того, чтобы давать выход своим чувствам, и при этом ничуть не продвигаются по пути конструктивных изменений.
 Групповой опыт иногда приводит к неожиданным неприятным последствиям. Например, в некоторых группах принято придерживаться определенных философских принципов. Как следствие, ожидается, что соответствующие ценности убеждения будут безоговорочно приняты всеми участниками. В таких случаях диссиденты могут стать объектами преследований и жертвами злоупотреблений. Такие мощные факторы воздействия на личность, как давление партнеров, групповые нормы, обратная связь и конфронтация, могут оказать пагубное влияние на тех, кто легко поддается внушению или принуждению, особенно если претензии со стороны других членов группы нереалистичны. Развитие личности часто оказывается медленным и болезненным процессом, на протяжении которого участники могут испытывать враждебность, депрессию или совершать опрометчивые поступки. Если получаемый в группе опыт не обеспечен адекватными психическими ресурсами, его результаты могут быть обескураживающими.
 Все группы разные, и их руководители тоже разные. Среди множества психокоррекционных групп встречаются и такие, в которых руководитель либо не имеет адекватной подготовки, либо работа строиться на неадекватной  теоретической базе и этических нормах. Однако в нормальных условиях все ограничения и опасности сводятся к минимуму или контролируются, а получаемый в группе опыт приносит радость и пользу.
 
Список литературы:
 
1. Эрик Берн «Лидер и группа» о структуре и динамике организаций и групп.
2. Кьел Рудестам «Групповая психотерапия» 2-е международное издание.
3. Дж. Рутан У. Стоун «Психодинамическая групповая психотерапия»
 3-е международное издание.
4. Дж. Котлер Р. Браун «Психотерапевтическое консультирование»
 4-е международное издание.


Похожие записи:

Киевская школа тренеров СПТ. Новый набор 12-15 ноября 2015 года
Киевская школа тренеров СПТ. Новый набор 12-15 ноября 2015 года
В разделе: Киевская школа тренеров социально-психологического тренинга (СПТ)
Киевская школа тренеров социально-психологического тренинга готовит специалистов по обучению персонала. Социально-психологический тренинг как метод наиболее подходит для обучения в тех сферах деяте...
Чему мы учим?
Чему мы учим?
В разделе: Киевская школа тренеров социально-психологического тренинга (СПТ)
 Мы готовим специалистов в области социально-психологического тренинга.     О социально-психологическом тренинге высказываются различные точки зрения, зачастую,  взаимоиск...
Новый набор в Киевскую школу тренеров СПТ. 17 - 20 июня 2017 года
Новый набор в Киевскую школу тренеров СПТ. 17 - 20 июня 2017 года
В разделе: Киевская школа тренеров социально-психологического тренинга (СПТ)
Новый набор в Киевскую школу тренеров СПТ 15-18 июня 2017 года. В программе сессии группа личностного роста. Ведущий Юрий Живоглядов.
25-й  набор в Киевскую школу тренеров СПТ Установочная сессия  4 – 7 декабря  2014
25-й набор в Киевскую школу тренеров СПТ Установочная сессия 4 – 7 декабря 2014
В разделе: Киевская школа тренеров социально-психологического тренинга (СПТ)
Киевская ассоциация практикующих психологов и психотерапевтов осуществляет методическую подготовку специалистов в области социально-психологического тренинга.   Программа разработана с ...
Комментарии (0)