9. В результате взаимодействия с окружающей средой и особенно в результате оценочного взаимодействия с другими, образовывается структура «я»...

775 дней назад (15 марта 2015)
2 раза — последний 15 марта 2015
0
Голосов: 0


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

9. В результате взаимодействия с окружающей средой и особенно в результате оценочного взаимодействия с другими, образовывается структура «я» - организованный, подвижный, но последовательный концептуальный паттерн восприятия характеристик и взаимосвязей «я» или «меня» совместно с ценностями, прикрепленными к этим концепциям.

10. Ценностями, прикрепленными к переживаниям, а также ценностями, являющимися частью структуры «я», в некоторых случаях становятся ценности, переживаемые самим организмом, а в некоторых случаях – ценности, интроецируемые или перенимаемые от других, однако искаженно воспринимаемые в качестве испытываемых прямо.


Вероятно, лучше обсудить эти два важных высказывания одновременно. В рамках опыта автора, который они символизируют, эти идеи несомненно представляют большое значение для теоретика личности.

В процессе взаимодействия ребенка с окружающей средой он постепенно выстраивает некие концепции относительно себя, окружающей среды, а также себя в отношении с окружающей средой. Хотя эти концепции невербальны и могут не доводиться до сознания, это не препятствует их функционированию в качестве базовых принципов, как было показано Липером. К этим переживаниям близко прямое оценивание организма, чрезвычайно важное для понимания последующего развития. Маленький ребенок вполне конкретен в своих оценках. Одновременно с пробуждением сознания «я переживаю» происходит также осознание «я люблю» и «я не люблю». «Мне холодно, и мне это не нравится», «меня обнимают, и мне это нравится», «я могу достать до пальчиков ног, и я нахожу это приятным» - все это представляется адекватным описанием младенческого опыта, хотя он и не владеет вербальной символикой, используемой нами. По-видимому, он оценивает позитивно те опыты, которые воспринимает как укрепляющие его, и негативно те, которые представляются ему угрожающими, не сохраняющими или не укрепляющими.

Вскоре к этой картине присоединяется оценивание его «я» другими. «Ты хороший ребенок», «Ты проказник» - эти и другие подобные оценки его самого и его поведения со стороны родителей и других людей в результате формируют большую и значимую часть перцептивного поля ребенка. Социальные опыты, социальные оценки других становятся частью его феноменального поля вместе с опытами, не касающимися других, - к примеру, что радиаторы отопления горячие, ступеньки опасны, а конфетка обладает хорошим вкусом.

По-видимому, именно на этой стадии развития формируется тип искаженной символизации опыта, а также отказ его осознания, что оказывает большое влияние на последующее развитие психологической неприспособленности. Давайте попытаемся дать на это обобщающую и схематическую формулировку.

Одним из первых и наиболее важным аспектом собственного опыта типичного ребенка является то, что его любят родители. Он воспринимает себя как любимого, заслуживающего любви, а свои взаимоотношения с родителями как отношения любви. Весь этот опыт вызывает у него удовлетворение. Это значимый и существенный элемент формирующейся структуры его «я».

В то же самое время он переживает положительные сенсорные ценности, иначе говоря, он воспринимает, как укрепляется его организм. Приятно, когда кишечник при возникновении физиологического напряжения опорожняется в любое время или в любом месте. Удовлетворяет и укрепляет возможность ударить младшего брата. Когда это испытывается впервые, это не обязательно противоречит его я-концепции как заслуживающей любви личности.

Но потом в жизни ребенка обнаруживается серьезная угроза для его «я». В его опыте появляются слова и действия родителей, касающиеся этих видов его удовлетворяющего поведения, и они сводятся к самоощущению «Ты плохой, твое поведения плохое, и когда ты так себя ведешь, ты не являешься любимым или милым». Это представляет собой серьезную угрозу для зарождающейся структуры «я». Дилемму ребенка можно обозначит следующим образом: «Если я допускаю осознание удовлетворение, которое дает подобные ценности и поведение, то это не согласуется с моим образом «я» как любимого или хорошего».

За этим следуют определенные последствия развития обычного ребенка. Одно последствие – отказ осознания, испытываемого удовлетворение. Другое – искажение символизации восприятия родителей. Точной символизацией было бы: «Я воспринимаю моих родителей переживающими это поведение как неудовлетворительное для них». Искаженная символизация для защиты подверженной угрозе я-концепции выглядит следующим образом: «Я воспринимаю это поведение как неудовлетворительное».

По-видимому, именно таким образом родительские установки не только интроецируются, но что гораздо важнее, воспринимаются не как чужие установки, а искаженно как основанные на данных будто бы собственного сенсорного и висцерального оснащения. Так, через искаженную символизацию, выражение гнева «воспринимается» как плохое, не смотря на то, что согласно более точной символизации, выражение гнева часто переживается как удовлетворяющее или как укрепляющее. Более точному представлению, тем не менее, не позволяется дойти до осознания или же, если это происходит, ребенок испытывает тревогу из-за внутреннего противоречия. В результате «Я люблю младшего брата» становится паттерном, принадлежащим я-концепции, поскольку это представляет собой концепцию отношений, интроецируемую от других через искажение символизации, даже когда в исходных переживаниях ценности отношений многозначны и градуируются от «Я люблю младшего брата» до «Я его ненавижу!». Таким образом ребенок привязывает к своему опыту ценности, оторванные от его организмического функционирования, и опыт оценивается в связи с установками, принадлежащим его родителям или другим близким людям. Эти ценности в конечном итоге принимаются как столь же «реальные», что и ценности, связанные с прямым опытом. «Я», которое формируется на основе искажения сенсорных и висцеральных данных, чтобы соответствовать иже существующей структуре, достигает организации и интеграции, которую индивид старается сохранять. Если сенсорные или висцеральные реакции не предполагают проявление первичных истинных ценностей, то поведение считается укрепляющим такое «я», и оно считается разрушающим «я», при условии прямой сенсорной или висцеральной реакции. По-видимому, именно в этой точке своего развития индивид ступает на путь, который в конце концов приводит его к мнению «я действительно не знаю себя». Первичные сенсорные и висцеральные реакции игнорируются или не допускаются к осознанию без искажений. Ценности, которые могли бы основываться на них, остаются неосознанными. Их место в сознании занимает концепция «я» частично построенная на искаженной символизации.

Из этих двух источников – прямое переживание индивида и искаженная символизация сенсорных реакций, приводящая к интроекции ценностей и концепций, воспринимаемых как будто – и формируется структура «я». С учетом этих данных и клинического опыта представляется, что наиболее правильный путь определения я-концепции или я-структуры лежит именно в этом направлении. «Я»-структура – это организованная конфигурация восприятий «я», доступных для осознания. Она составлена из таких элементов, как восприятие характеристик и способностей личности, восприятие и понимание себя в отношениях с другими и с окружающей средой, ценностные качества, которые воспринимаются связанными с переживаниями и объектами, а также цели и идеалы, которые воспринимаются как имеющие положительную или отрицательную валентность. Тогда «я»-структура представляет собой организованную существующую в сознании либо в качестве фигуры, либо в качестве фона картину «я» и «я»-во-взаимоотношениях вместе с положительными или отрицательными ценностями, связанными с воспринимаемыми в прошлом, настоящем или в будущем качествами и взаимоотношениями.

Чтобы подготовить почву к следующим высказываниям давайте немного отвлечемся от хода рассуждений и попытаемся представить, как бы выглядела «я»-структура без искажения и отрицания опыта.

Если мы задумываемся над тем, как бы ребенок мог сформировать «я»-структуру, решенную зерен последующих психологических проблем, то найдем некоторые плодотворные идее в нашем опыте в клиент-центрированной терапии. Давайте рассмотрим очень кратко и опять в схематичной форме тип раннего опыта, который мог бы положить основу для психологически здорового развития «я». Его начало было бы таким же, как описывалось только что. Ребенок испытывает свой опыт положительно либо отрицательно. Он начинает воспринимать себя как психологический объект и один из самых основных элементов этого опыта – восприятие себя как личности, которую любят. Как и в первом описании, он испытывает удовлетворение от такого поведения как, например, ударить младшего брата. Однако с этого момента обнаруживается решающая разница. Родитель, который способен 1) по-настоящему принять чувства удовлетворения испытанного ребенком от этого действия, 2) полностью принять ребенка, испытывающего это удовлетворение и в то же самое время 3) принять свое чувство, что такое поведение не приемлемо в семье, создает ситуацию, которая в отношении ребенка разительно отличается от обычной. В таких взаимоотношениях ребенок не чувствует угрозу для своей я-концепции любимого человека. Он может сполна испытать и внутренне принять как часть себя свои агрессивные чувства по отношению к братишке. Он может в полной мере воспринять, что его агрессивное поведение не нравиться человеку, который любит его. Как он поведет себя в след за этим, зависит от его сознательного приведения к равновесию всех элементов ситуации – силы своей агрессии, удовлетворения, полученного от атаки на малыша, удовлетворения от совершения приятных для родителя действий. В результате поведение, вероятно, иногда было бы социальным, а иногда – асоциальным. Оно не обязательно соответствовало бы родительским желаниям, а так же не всегда было бы социально «приемлемым». Это было бы адаптивным поведением отдельного уникального самоуправляемого индивида. Что касается психологического здоровья, то он имел бы большое преимущество в том, что поведение ребенка было бы реалистичным, основанным на точной символизации всех данных, предоставляемым его сенсорным и висцеральным оснащением в этой ситуации. Казалось бы, это не многим отличается от описания, представленного ранее, однако это отличие чрезвычайно важно. Поскольку развивающейся структуре «я» ребенка не угрожает потеря любви в следствие принятия его чувств родителем, ему не надо запрещать осознание испытываемого удовлетворением, искажать свое восприятие родительской реакции и принимать её за свою собственную. Вместо этого он сохраняет свое «я» в безопасности, что позволяет ему управлять своим поведением путем свободного допуска до сознания в точно символизируемой форме всех релевантных данных своего опыта, касающихся организмического удовлетворения – как непосредственного, так и удаленного по времени. Таким образом, он развивает здоровую структуру «я», в котором нет места не отрицанию ни искажению опыта.

Итак, после попытки предварительного рассмотрения здорового развития личности с нашей точки зрения, давайте обратимся к более обобщенному взгляду на личность с учетом организации опыта, связи поведения с «я» и других родственных явлений.

Источник:
Карл Роджерс. Клиент-центрированная психотерапия: Теория, современная практика и применение: пер. с англ. – М.: Психотерапия, 2007. – с. 509-515.

Carl Rogers:


IX) As a result of interaction with the environment, and particularly as a result of evaluational interaction with others, the structure of self is formed — an organized, fluid, but consistent conceptual pattern of perceptions of characteristics and relationships of the "/" or the "me" together with values attached to these concepts.

X) The values attacked to experiences, and the values which are part of the self structure, in some instances are values experienced directly by the organism, and in some instances are values introjected or taken over from others, but perceived in distorted fashion, as if they had been experienced directly.
It will probably be best to discuss these two important propositions together. In the past few years they have been revised and reworded so many different times by the author that it is quite certain the present statement is inadequate also. Yet within the range of experience which these propositions attempt to symbolize, there seem clearly to be some highly important learnings for the personality theorist.

As the infant interacts with his enviroment he gradually builds up concepts about himself, about the environment, and about himself in relation to the environment. While these concepts are nonverbal, and may not be present in consciousness, this is no barrier to their functioning as guiding principles, as Leeper (i 11) has shown. Intimately associated with all these experiences is a direct organismic valuing which appears highly important for understanding later development. The very young infant has little uncertainty in valuing.

At the same time that there is the dawning awareness of "I experience," there is also the awareness that "I like," "I dislike." "I am cold, and I dislike it," "I am cuddled and I like it," "I can reach my toes and find this enjoyable" — these statements appear to be adequate descriptions of the infant's experience, though he does not have the verbal symbols which we have used. He appears to value those experiences which he perceives as enhancing himself, and to place a negative value on those experiences which seem to threaten himself or which do not maintain or enhance himself.

There soon enters into this picture the evaluation of self by others. "You're a good child," "You're a naughty boy" — these and similar evaluations of himself and of his behavior by his parents and others come to form a large and significant part of the infant's perceptual field. Social experiences, social evaluations by others, become a part of his phenomenal field along with experiences not involving others — for example, that radiators are hot, stairs are dangerous, and candy tastes good.

It is at this stage of development, it would seem, that there takes place a type of distorted symbolization of experience, and a denial of experience to awareness, which has much significance for the later development of psychological maladjustment. Let us try to put this in general and schematic terms.

One of the first and most important aspects of the self-experience of the ordinary child is that he is loved by his parents. He perceives himself as lovable, worthy of love, and his relationship to his parents as one of affection. He experiences all this with satisfaction. This is a significant and core element of the structure of self as it begins to form.

At this same time he is experiencing positive sensory values, is experiencing enhancement, in other ways. It is enjoyable to have a bowel movement at any time or place that the physiological tension is experienced. It is satisfying and enhancing to hit, or to try to do away with, baby brother. As these things are initially experienced, they are not necessarily inconsistent with the concept of self as a lovable person.

But then to our schematic child comes a serious threat to self. He experiences words and actions of his parents in regard to these satisfying behaviors, and the words and actions add up to the feeling "You are bad, the behavior is bad, and you are not loved or lovable when you behave in this way." This constitutes a deep threat to the nascent structure of self. The child's dilemma might be schematized in these terms: "If I admit to awareness the satisfactions of these behaviors and the values I apprehend in these experiences, then this is inconsistent with my self as being loved or lovable."

Certain results then follow in the development of the ordinary child. One result is a denial in awareness of the satisfactions that were experienced. The other is to distort the symbolization of the experience of the parents. The accurate symbolization would be: "I perceive my parents as experiencing this behavior as unsatisfying to them." The distorted symbolization, distorted to preserve the threatened concept of self, is: "I perceive this behavior as unsatisfying."

It is in this way, it would seem, that parental attitudes are not only introjected, but what is much more important, are experienced not as the attitude of another, but in distorted fashion, as if based on the evidence of one's own sensory and visceral equipment. Thus, through distorted symbolization, expression of anger comes to be "experienced" as bad, even though the more accurate symbolization would be that the expression of anger is often experienced as satisfying or enhancing. The more accurate representation is not, however, permitted to enter awareness, or if it does enter, the child is anxious because of the inconsistency he is entertaining within himself. Consequently, "I like baby brother" remains as the pattern belonging in the concept of the self, because it is the concept of the relationship which is introjected from others through the distortion of symbolization, even when the primary experience contains many gradations of value in the relationship, from "I like baby brother" to "I hate him!" In this way the values which the infant attaches to experience become divorced from his own organismic functioning, and experience is valued in terms of the attitudes held by his parents, or by others who are in intimate association with him. These values come to be accepted as being just as "real" as the values which are connected with direct experience. The "self" which is formed on this basis of distorting the sensory and visceral evidence to fit the already present structure acquires an organization and integration which the individual endeavors to preserve. Behavior is regarded as enhancing this self when no such value is apprehended through sensory or visceral reactions; behavior is regarded as opposed to the maintenance or enhancement of the self when there is no negative sensory or visceral reaction. It is here, it seems, that the individual begins on a pathway which he later describes as "I don't really know myself." The primary sensory and visceral reactions are ignored, or not permitted into consciousness, except in distorted form. The values which might be built upon them cannot be admitted to awareness. A concept of self based in part upon a distorted symbolization has taken their place.

Out of these dual sources — the direct experiencing by the individual, and the distorted symbolization of sensory reactions resulting in the introjection of values and concepts as if experienced — there grows the structure of the self. Drawing upon the evidence and upon clinical experience, it would appear that the most useful definition of the self-concept, or self-structure, would be along these lines. The self-structure is an organized configuration of perceptions of the self which are admissible to awareness. It is composed of such elements as the perceptions of one's characteristics and abilities; the percepts and concepts of the self in relation to others and to the environment; the value qualities which are perceived as associated with experiences and objects; and the goals and ideals which are perceived as having positive or negative valence. It is, then, the organized picture, existing in awareness either as figure or ground, of the self and the self-in-relationship, together with the positive or negative values which are associated with those qualities and relationships, as they are perceived as existing in the past, present, or future.

It may be worth while to consider for a moment the way in which the self-structure might be formed without the element of distortion and denial of experience. Such a discussion is to some extent a digression, and anticipates a number of the propositions which follow, but it may also serve as an introduction to some of them.

If we ask ourselves how an infant might develop a self-structure which did not have within it the seeds if later psychological difficulty, our experience in client-centered therapy offers some fruitful ideas. Let us consider, very briefly, and again in schematic form, the type of early experience which would lay a basis for a psychologically healthy development of the self.

The beginning is the same as we have just described. The child experiences, and values his experiences positively or negatively. He begins to perceive himself as a psychological object, and one of the most basic elements is the perception of himself as a person who is loved. As in our first description he experiences satisfaction in such behaviors as hitting baby brother. But at this point there is a crucial difference. The parent who is able (1) genuinely to accept these feelings of satisfaction experienced by the child, and (2) fully to accept the child who experiences them, and (3) at the same time to accept his or her own feeling that such behavior is unacceptable in the family, creates a situation for the child very different from the usual one. The child in this relationship experiences no threat to his concept of himself as a loved person. He can experience fully and accept within himself and as a part of himself his aggressive feelings toward his baby brother. He can experience fully the perception that his hitting behavior is not liked by the person who loves him. What he then does depends upon his conscious balancing of the elements in the situation — the strength of his feeling of aggression, the satisfactions he would gain from hitting the baby, the satisfactions he would gain from pleasing his parent. The behavior which would result would probably be at times social and at other times aggressive. It would not necessarily conform entirely to the parent's wishes, nor would it always be socially "good." It would be the adaptive behavior of a separate, unique, self-governing individual. Its great advantage, as far as psychological health is concerned, is that it would be realistic, based upon an accurate symbolization of all the evidence given by the child's sensory and visceral equipment in this situation. It may seem to differ only very slightly from the description given earlier, but the difference is an extremely important one. Because the budding structure of self is not threatened by loss of love, because feelings are accepted by his parent, the child in this instance does not need to deny to awareness the satisfactions which he is experiencing, nor does he need to distort his experience of the parental reaction and regard it as his own. He retains instead a secure self which can serve to guide his behavior by freely admitting to awareness, in accurately symbolized form, all the relevant evidence of his experience in terms of its organismic satisfactions, both immediate and longer range. He is thus developing a soundly structured self in which there is neither denial nor distortion of experience.

Having thus endeavored to give a preview of healthy development as seen from the general point of view of this theory, let us return to a more generalized view of personality, considering the organization of experience, the relation of behavior to the self, and other pertinent topics.

Похожие записи:

Выдумки о ненависти
Выдумки о ненависти
Войну порождает ненависть, гнездящаяся в действительной совместной жизни человека и подогреваемая фюрерами. Ненависть неуклонно пестует войну, делает ее долгой кровавой и геройской. Действитель...
Этапы развития менеджера по продажам
Этапы развития менеджера по продажам
Смеркалось. На один из бизнес-фестивалей попросили подготовить тему с условным названием «Этапы развития менеджера по продажам». Специально под тему был создан рабочий конспект, набор мыслей п...
Жизнь кукловода после тренинга устойчивости к манипуляциям. (тренер Наталия Шаповаленко)
Жизнь кукловода после тренинга устойчивости к манипуляциям. (тренер Наталия Шаповаленко)
Манипуляция, как мне кажется, в нас заложена природой, наверное, где-то на уровне инстинкта выживания. В голову приходит фраза: «В этой жизни либо селя ВЫ, либо селя Вас». Вот и выходит, что всё об...
Психологическое Skype консультирование: действительно лучше, чем ничего?
Психологическое Skype консультирование: действительно лучше, чем ничего?
Возрастающий спрос на услуги психолога с помощью Skype заставляет задуматься о причинах и возможных рисках такой тенденции. Данные размышления, надеюсь, станут началом профессиональной дискусс...
Комментарии (0)